Автор летописи: Андрей Сдобников

Статьи

Город имени

История в названиях улиц

Общество вспомоществования

Антоновщина

Павел Николаевич Яблочков

Советское правительство и Русская Православная Церковь.

Навигация

  Главная
сайта Ртищево

 
  Сведения
о Ртищево и районе
  Обозреватель
Ртищевская газета
  Организации
Ртищево и района
  Образование
образовательные учреждения города
  Улицы
города Ртищево
  Форум
города Ртищево
  История
города Ртищево

Спонсоры проекта

Павел Николаевич Яблочков


 Павел Николаевич Яблочков
(1847-1894)

 

Среди тех, кто своими исследованиями и изобретениями впервые проложил путь к широкому применению электричества для освещения, был русский инженер, основоположник мировой практической электротехники и светотехники Павел Николаевич Яблочков.

П. Н. Яблочков родился 2 (14) сентября 1847 года в Сердобском уезде[1], в семье обедневшего мелкопоместного дворянина, происходившего из старинного русского рода. Семья Яблочковых была культурной и образованной. Отец будущего изобретателя, Николай Павлович, в молодости учился в Морском кадетском корпусе, но по болезни со службы был уволен с награждением гражданским чином XIV класса (губернского секретаря). Не имея достаточных средств, Николай Павлович вынужден был поступить на службу в канцелярию уездного предводителя дворянства в качестве писца. Через несколько лет он получил повышение, стал письмоводителем. Уже после отмены крепостного права его избрали мировым посредником, потом мировым судьей. Мать Павла Николаевича, Елизавета Петровна, вела хозяйство многочисленной семьи. Она отличалась властным характером и, по отзывам современников, «держала» всю семью в руках. Брат бабушки Павла Николаевича, С. Н. Бегичев, находился когда-то в дружбе с А. С. Грибоедовым. Были они близкими и с одним из героев Отечественной войны 1812 года известным поэтом-партизаном Денисом Давыдовым.

С детства Павел любил конструировать. Он придумал угломерный прибор для землемерных работ, которым крестьяне Петропавловки, Байки, Согласова и других окрестных сёл пользовались при земельных переделах; устройство для отсчета пути, пройденного телегой – прообраз современных спидометров.

Летом 1858 года[2], по настоянию матери, Н. П. Яблочков отвёз сына в Саратовскую 1-ю мужскую гимназию, где после успешных экзаменов Павла зачислили сразу во второй класс. Однако в конце ноября 1862 года Н. П. Яблочков отозвал сына из 5-го класса гимназии и увёз домой, в Петропавловку. Не последнюю роль в этом сыграло тяжёлое материальное положение семьи. Было решено определить Павла в одно из военно-учебных заведений, а именно в Николаевское военно-инженерное училище в Петербурге. В то время это была лучшая техническая школа России, которая отличалось хорошей системой обучения и выпускала образованных военных инженеров. Но для поступления туда у Павла не хватало необходимых знаний. Поэтому несколько месяцев он обучался в частном Подготовительном пансионе, который содержал военный инженер Ц. А. Кюи[3]. Кюи оказал большое влияние на Яблочкова, возбудил у будущего изобретателя интерес к науке. Их знакомство продолжалось до самой смерти учёного.

30 сентября 1863 года, блестяще сдав трудный вступительный экзамен, Павел Николаевич был зачислен в Николаевское училище, в младший кондукторский класс. Занятия в классах чередовались зимой и летом с фронтовыми учениями на плацу, с лагерными сборами и манёврами, занятиями спортом. Строгий распорядок дня, соблюдение воинской дисциплины давались не легко. Но они принесли и определенную пользу: Павел окреп физически, получил воинскую закалку.

В августе 1866 года Яблочков окончил училище по первому разряду, получив чин инженер-подпоручика. Его назначили младшим офицером в 5-й сапёрный батальон, расквартированный в Киевской крепости. Родители мечтали видеть его офицером, самого же Павла Николаевича военная карьера не привлекала, и даже тяготила. Прослужив в батальоне немногим более года, он, сославшись на болезнь, к большому огорчению родителей, уволился с военной службы, получив при этом чин поручика.

Однако в условиях штатской жизни оказалось ещё труднее зарабатывать необходимые средства, и Яблочков в январе 1869 года возвращается на военную службу. Его командируют в Техническое гальваническое заведение в Кронштадте, впоследствии преобразованное в Офицерскую электротехническую школу, выпускавшую военных инженеров-электриков. Это заведение было первым в Европе военным учебным заведением, ставившим своей задачей развитие и усовершенствование методов практического применения электричества в инженерном деле. Одним из его организаторов и руководителей являлся крупнейший русский ученый и изобретатель, пионер электротехники Б. С. Якоби. П. Н. Яблочков познакомился здесь с новейшими достижениями в области изучения и технического применения электрического тока, особенно в минном деле, основательно повысил свою теоретическую и практическую электротехническую подготовку. Через восемь месяцев, по окончании Гальванического заведения, Павел Николаевич был назначен начальником гальванической команды в тот же 5-й сапёрный батальон. Однако едва только истёк трёхлетний срок службы, он 1 сентября 1872[4] года уволился в запас, расставшись с армией навсегда.

В то время вступила в эксплуатацию Московско-Курская железная дорога. П. Н. Яблочкову предложили здесь место начальника службы телеграфа[5]. Уже в начале своей службы на железной дороге П. Н. Яблочков сделал своё первое изобретение: создал «чернопишущий телеграфный аппарат». К сожалению, подробности этого изобретения до нас не дошли.

В середине XIX века история науки и техники подошла к критическому периоду, когда главные усилия ведущих учёных и изобретателей-электротехников многих стран сосредоточились на одном направлении: создании более удобных источников света. В России при Московском политехническом музее был создан кружок электриков-изобретателей и любителей электротехники, делившихся опытом работы в этой новой по тем временам области. Здесь Яблочков узнал об опытах А. Н. Лодыгина по освещению улиц и помещений электрическими лампами, после чего решил заняться усовершенствованием существовавших тогда дуговых ламп. Свою изобретательскую деятельность он начал с попытки усовершенствовать наиболее распространенный в то время регулятор Фуко. Регулятор был очень сложный, действовал с помощью трёх пружин и требовал к себе непрерывного внимания.

Весной 1874 года Павлу Николаевичу представилась возможность практически применить электрическую дугу для освещения. От Москвы в Крым должен был следовать правительственный поезд. Администрация Московско-Курской дороги в целях безопасности движения задумала осветить этому поезду железнодорожный путь ночью и обратилась к Яблочкову как инженеру, интересующемуся электрическим освещением. Он охотно дал согласие. Впервые в истории железнодорожного транспорта на паровозе установили прожектор с дуговой лампой с регулятором Фуко. Яблочков, стоя на передней площадке паровоза, менял угли, подкручивал регулятор; а когда меняли паровоз, Павел Николаевич перетаскивал свой прожектор и провода с одного локомотива на другой и укреплял их. Это продолжалось весь путь, и хотя опыт удался, он еще раз убедил Яблочкова, что широкого применения такой способ электрического освещения получить никак не может и нужно упрощать регулятор.

Уйдя в 1874 году со службы на телеграфе, Яблочков открыл в Москве мастерскую физических приборов. «Это был центр смелых и остроумных электротехнических мероприятий, блестевших новизной и опередивших на 20 лет течение времени», – вспоминал один из современников. Совместно с опытным электротехником Н. Г. Глуховым Яблочков занимался в мастерской усовершенствованием аккумуляторов и динамо-машины, проводил опыты по освещению большой площади огромным прожектором. В ней были построены первые дифференциальные лампы В. Н. Чиколева. В мастерской Яблочкову удалось создать электромагнит оригинальной конструкции. Он применил обмотку из медной ленты, поставив её на ребро по отношению к сердечнику. Это было его первое изобретение, здесь же Павел Николаевич вёл работы по усовершенствованию дуговых ламп.

Наряду с опытами по усовершенствованию электромагнитов и дуговых ламп Яблочков и Глухов большое значение придавали электролизу растворов поваренной соли. Сам по себе незначительный факт сыграл большую роль в дальнейшей изобретательской судьбе П. Н. Яблочкова. В 1875 во время одного из многочисленных опытов по электролизу параллельно расположенные угли, погружённые в электролитическую ванну, случайно, коснулись друг друга. Тотчас между ними вспыхнула электрическая дуга, на короткий миг осветившая ярким светом стены лаборатории. Именно в эти минуты у Павла Николаевича возникла идея более совершенного устройства дуговой лампы (без регулятора межэлектродного расстояния) – будущей «свечи Яблочкова».

В октябре 1875 года, отправив жену с детьми в Саратовскую губернию, к родителям, Яблочков уезжает за границу с целью показать в Америке на всемирной выставке в Филадельфии свои изобретения и достижения русской электротехники, а заодно ознакомится с постановкой электротехники в других странах. Однако финансовые дела мастерской окончательно расстроились и, осенью 1875 года Павел Николаевич в силу сложившихся обстоятельств оказался в Париже. Здесь он заинтересовался мастерскими физических приборов академика Л. Бреге, известного французского специалиста в области телеграфии, с аппаратами которого Павел Николаевич был знаком ещё по работе в бытность начальником телеграфа в Москве. Имя Бреге было хорошо известно и в деловом мире, пользовалось большим уважением и среди электротехников. Бреге принял русского инженера весьма любезно и предложил ему место в его фирме.

Париж стал тем городом, где Яблочков быстро достиг выдающегося успеха. Его не покидала мысль о создании дуговой лампы без регулятора. В Москве сделать это ему не удалось, но последние опыты показали, что путь этот вполне реален. К началу весны 1876 Яблочков завершил разработку конструкции электрической свечи и 23 марта получил на неё французский патент за № 112024, содержащий краткое описание свечи в её первоначальных формах и изображение этих форм. Этот день стал исторической датой, поворотным пунктом в истории развития электро- и светотехники, звёздным часом Яблочкова.

Свеча Яблочкова оказалась проще, удобнее и дешевле в эксплуатации, чем угольная лампа А. Н. Лодыгина, не имела ни механизмов, ни пружин. Она представляла собой два стержня, разделённых изоляционной прокладкой из каолина. Каждый из стержней зажимался в отдельной клемме подсвечника. На верхних концах зажигался дуговой разряд, и пламя дуги ярко светило, постепенно сжигая угли и испаряя изоляционный материал. Яблочкову пришлось очень много поработать над выбором подходящего изолирующего вещества и над методами получения подходящих углей. Позднее он пытался менять окраску электрического света, прибавляя в испаряющуюся перегородку между углями различные металлические соли.

15 апреля 1876 года в Лондоне открылась выставка физических приборов. Свою продукцию на ней показывала и французская фирма Бреге. Своим представителем на выставку Бреге направил Яблочкова, который участвовал на выставке и самостоятельно, экспонировав на ней свою свечу. В один из весенних дней изобретатель провёл публичную демонстрацию своего детища. На невысоких металлических столбах (постаментах) Яблочков поставил четыре своих свечи, обёрнутых в асбест и установленных на большом расстоянии друг от друга. К светильникам подвёл по проводам ток от динамо-машины, находившейся в соседнем помещении. Поворотом рукоятки ток был включен в сеть, и тотчас обширное помещение залил очень яркий, чуть голубоватый электрический свет. Многочисленная публика пришла в восторг. Так Лондон стал местом первого публичного показа нового источника света.

Успех свечи Яблочкова превзошел все ожидания. Мировая печать, особенно французская, английская, немецкая, пестрела заголовками: «Вы должны видеть свечу Яблочкова»; «Изобретение русского отставного военного инженера Яблочкова – новая эра в технике»; «Свет приходит к нам с Севера – из России»; «Северный свет, русский свет, – чудо нашего времени»; «Россия – родина электричества» и т. д.

Компании по коммерческой эксплуатации «свечи Яблочкова» были основаны во многих странах мира. Сам Павел Николаевич, уступив право на использование своих изобретений владельцам французской «Генеральной компании электричества с патентами Яблочкова», как руководитель её технического отдела, продолжал трудиться над дальнейшим усовершенствованием системы освещения, довольствуясь более чем скромной долей от огромных прибылей компании.

Свечи Яблочкова появились в продаже и начали расходиться в громадном количестве, так, к примеру, предприятие Бреге ежедневно выпускало свыше 8 тысяч свечей. Каждая свеча стоила около 20 копеек и горела 1½ часа; по истечении этого времени приходилось вставлять в фонарь новую свечу. Впоследствии были придуманы фонари с автоматической заменой свечей.

В феврале 1877 года электрическим светом были освещены фешенебельные магазины Лувра. Затем свечи Яблочкова вспыхнули и на площади перед зданием оперного театра. Наконец, в мае 1877 года они впервые осветили одну из красивейших магистралей столицы – Avenue de l'Opera. Жители французской столицы, привыкшие к тусклому газовому освещению улиц и площадей, в начале сумерек толпами стекались полюбоваться гирляндами белых матовых шаров, установленных на высоких металлических столбах. И когда все фонари разом вспыхивали ярким и приятным светом, публика приходила в восторг. Не меньшее восхищение вызывало освещение огромного парижского крытого ипподрома. Его беговая дорожка освещалась 20 дуговыми лампами с отражателями, а места для зрителей – 120 электрическими свечами Яблочкова, расположенными в два ряда.

Примеру Парижа последовал Лондон. 17 июня 1877 года свечи Яблочкова осветили Вест-Индские доки в Лондоне, несколько позже – часть набережной Темзы, мост Ватерлоо, отель «Метрополь», Гатфильдский замок, Вестгейтские морские пляжи. Успех освещения по системе Яблочкова вызвал среди акционеров могущественных английских газовых компаний панику. Они пустили в ход все средства, вплоть до явных обманов, клеветы и подкупов, чтобы дискредитировать новый способ освещения. По их настоянию английский парламент учредил в 1879 году даже специальную комиссию с целью рассмотрения вопроса о допустимости широкого использования электрического освещения в Британской империи. После длительных дебатов и выслушивания свидетельских показаний мнения членов комиссии разделились. Были среди них и сторонники электрического освещения, нашлось и немало ярых противников его.

Почти одновременно с Англией свечи Яблочкова вспыхнули в помещении торговой конторы Юлия Михаэлиса в Берлине. Новое электрическое освещение с исключительной быстротой завоёвывает Бельгию и Испанию, Португалию и Швецию. В Италии им осветили развалины Колизея, Национальную улицу и площадь Колона в Риме, в Вене – Фольскгартен, в Греции – Фалернскую бухту, а также площади и улицы, морские порты и магазины, театры и дворцы в других странах.

Сияние «русского света» перешагнуло границы Европы. Он вспыхнул в Сан-Франциско, а 26 декабря 1878 года свечи Яблочкова осветили магазины Винемара в Филадельфии; улицы и площади Рио-де-Жанейро и городов Мексики. Появились они в Дели, Калькутте, Мадрасе и ряде других городов Индии и Бирмы. Даже персидский шах и король Камбоджи осветили «русским светом» свои дворцы.

В России первая проба электрического освещения по системе Яблочкова была проведена 11 октября 1878 года. В этот день были освещены казармы Кронштадтского учебного экипажа и площадь у дома, занимаемого командиром Кронштадтского морского порта. Спустя две недели, 4 декабря 1878 года, свечи Яблочкова (8 шаров) впервые осветили в Петербурге Большой театр. Когда «внезапно зажгли электрический свет, – писало «Новое время» в номере от 6 декабря, – по зале мгновенно разлился белый яркий, но не режущий глаз, а мягкий свет, при котором цвета и краски женских лиц и туалетов сохраняли свою естественность, как при дневном свете. Эффект был поразительный».

Ни одно из изобретений в области электротехники не получало столь быстрого и широкого распространения, как свечи Яблочкова. Это был подлинный триумф русского инженера.

В годы пребывания во Франции Павел Николаевич работал не только над изобретением и усовершенствованием электрической свечи, но и над решением других практических задач. Только за первые полтора года – с марта 1876 по октябрь 1877 – он подарил человечеству ряд других выдающихся изобретений и открытий. П. Н. Яблочков сконструировал первый генератор переменного тока, который, в отличие от постоянного тока, обеспечивал равномерное выгорание угольных стержней в отсутствие регулятора, первым применил переменных ток для промышленных целей, создал трансформатор переменного тока (30 ноября 1876 года, дата получения патента, считается датой рождения первого трансформатора), электромагнит с плоской обмоткой и впервые использовал статистические конденсаторы в цепи переменного тока. Открытия и изобретения позволили Яблочкову первому в мире создать систему «дробления» электрического света (то есть питания большого числа свечей от одного генератора тока), основанную на применении переменного тока, трансформаторов и конденсаторов.

21 апреля 1876 года П. Н. Яблочкова избрали в действительные члены французского физического Общества. В уведомление от 22 апреля говорилось:

 

Милостивый государь!

Я имею честь поставить Вас в известность, что Вы избраны в члены Французского физического общества в заседании от 21 апреля.

Вы можете быть уверены, что найдёте в обществе сердечные товарищеские чувства, которые Вы и вправе ожидать, а мы, со своей стороны, не сомневаемся, что Вы приложите все Ваши усилия для содействия нашему общему успеху.

Я считаю своим долгом в частности Вас просить осведомить о нашей работе лиц, интересующихся прогрессом физики, и сблизить их с нами.

Остаюсь с наилучшими чувствами

Ваш весьма преданный коллега главный секретарь д`Альмейда.

В 1877 году русский морской офицер А. Н. Хотинский принимал в Америке крейсеры, строящиеся по заказу России. Он посетил лабораторию Эдисона и передал ему лампу накаливания А. Н. Лодыгина и «свечу Яблочкова» со схемой дробления света. Эдисон внёс некоторые усовершенствования и в ноябре 1879 года получил на них патент как на свои изобретения. Яблочков выступил в печати против американцев, заявив, что Томас Эдисон украл у русских не только их мысли и идеи, но и их изобретения. Профессор В. Н. Чиколев писал тогда, что «способ Эдисона не нов и обновления его ничтожны».

В 1878 Яблочков решил вернуться в Россию, чтобы заняться проблемой распространения электрического освещения. На родине он был восторженно встречен как изобретатель-новатор. Вскоре после приезда изобретателя в Петербург была учреждена акционерная компания «Товарищество электрического освещения и изготовления электрических машин и аппаратов П. Н. Яблочков-изобретатель и Ко». Компания открыла свой электротехнический завод на Обводном канале, изготовивший, в частности, осветительные установки на ряде военных судов. Содействие изобретателю оказывали генерал-адмирал, композитор Н. Г. Рубинштейн и другие известные лица. В числе акционеров были промышленники и финансисты, военные, горячие поклонники электрического освещения свечами Яблочкова. Были и просто спекулянты, жаждавшие нажить капиталы на эксплуатации чужого изобретения.

Весной 1879 года товарищество «Яблочков-изобретатель и Ко» само соорудило ряд установок электрического освещения. Большинство работ по установке электрических свечей, разработке технических планов и проектов проводилось под руководством Павла Николаевича.

Свечи Яблочкова, изготовляемые парижским, а затем петербургским заводом общества, зажглись в Москве и Подмосковье, Ораниенбауме, Киеве, Нижнем Новгороде, Гельсингфорсе (Таллин), Одессе, Харькове, Николаеве, Брянске, Архангельске, Полтаве, Красноводске, Саратове и других городах России.

14 апреля 1879 г. П. Н. Яблочкова  наградили именной медалью императорского Русского технического общества. В уведомление о награждении говорилось:

 

Императорское русское техническое общество

8 мая 1879 г., № 215.

Действительному члену императорского Русского технического общества

Павлу Николаевичу Яблочкову:

Принимая во внимание, что Вы своими трудами и настойчивыми многолетними исследованиями и опытами первым достигли удовлетворительного на практике разрешения вопроса об электрическом освещении, общее собрание гг. членов императорского Русского технического общества в заседании 14 апреля сего года согласно предложению Совета общества, присудило Вам медаль с надписью «Достойному Павлу Николаевичу Яблочкову».

Поставляя приятным долгом сообщить Вам, Милостивый государь, об этом постановлении Общего собрания, Совет общества имеет честь препроводить Вам изготовленную по распоряжению его медаль.

Председатель императорского Русского технического общества

Пётр Кочубей.

Секретарь Львов.

И всё же электрическое освещение в России такого широкого распространения, как за границей, не получило. Причин для этого было много: русско-турецкая война, отвлекавшая много средств и внимания, техническая отсталость России, инертность, а подчас и предвзятость городских властей. Не удалось создать и сильную компанию с привлечением крупного капитала, недостаток средств ощущался всё время. Немаловажную роль сыграла и неопытность в финансово-коммерческих делах самого главы предприятия. Павел Николаевич часто отлучался по делам в Париж, а в правлении, как писал В. Н. Чиколев в «Воспоминаниях старого электрика», «недобросовестные администраторы нового товарищества стали швырять деньги десятками и сотнями тысяч, благо они давались легко!» К тому же, к 1879 году Т. Эдисон в Америке довел до практического совершенства лампу накаливания, которая полностью вытеснила дуговые лампы.

Переехав в 1880 году в Париж, Яблочков стал готовиться к участию в первой Международной электротехнической выставке, которая открылась 1 августа 1881 года. Выставка показала, что свеча Яблочкова и его система освещения начали терять своё значение. Хотя изобретения Яблочкова получили высокую оценку и были признаны постановлением Международного жюри вне конкурса, сама выставка явилась триумфом лампы накаливания, которая могла гореть 800-1000 часов без замены. Её можно было много раз зажигать, гасить и снова зажигать. К тому же она была и экономичнее свечи.

Выставка оказала сильное влияние на дальнейшую работу Павла Николаевича, заставила его круто изменить свою судьбу. С этого времени он целиком переключился на создание мощного и экономичного химического источника тока. В ряде схем химических источников тока Яблочков впервые предложил для разделения катодного и анодного пространства деревянные сепараторы. Впоследствии такие сепараторы нашли широкое применение в конструкциях свинцовых аккумуляторов.

Работы с химическими источниками тока оказались не только малоизученными, но и опасными для жизни. Проводя эксперименты с хлором, Павел Николаевич сжёг себе слизистую оболочку лёгких и с тех пор стал задыхаться, у него, к тому же, начали пухнуть ноги.

Находясь на чужой земле, П. Н. Яблочков никогда не считал себя эмигрантом, порвавшим связь с Родиной. Вся его деятельность в Париже проходила в промежутках между поездками в Россию. В декабре 1892 года[6] учёный окончательно возвращается на родину. Он привозит все свои заграничные патенты №№ 112024, 115703 и 120684, заплатив за них выкуп в миллион рублей – всё своё состояние. Однако Петербург его встретил холодно, точно его имя мало кому было известно. В Петербурге П. Н. Яблочков сильно заболел. Чувствовались усталость и последствия от взрыва в 1884 году натровой батареи, где он чуть не погиб и перенёс после этого два апоплексических удара. Дождавшись приезда из Парижа его второй жены Марии Николаевны и сына Платона[7], Яблочков уезжает с ними в Саратовскую губернию. 31 января 1893 года один из издателей газеты «Саратовский листок» И. П. Горизонтов сообщал: «На днях нам пришлось познакомиться с приехавшим в пределы нашей губернии нашим знаменитым соотечественником и земляком Павлом Николаевичем Яблочковым».

Из Саратова Яблочковы выехали в Аткарский уезд, где близ села Колено находилось доставшееся Павлу Николаевичу по наследству небольшое имение Двоёнки. Пробыв в нем недолго, Яблочковы направились в Сердобский уезд, чтобы поселиться в «отчем доме», а потом поехать на Кавказ. Но его надеждам не суждено было сбыться и здесь. Родительского дома в селе Петропавловке уже не существовало, за несколько лет до приезда сюда учёного он сгорел. Пришлось поселиться у старшей сестры Екатерины и её мужа М. К. Эшлиман (Эшельман), поместье которых находилось в селе Иваново-Кулики[8].

Павел Николаевич намеревался заняться научными исследованиями, творить, изобретать. Ему очень хотелось, чтобы память о нем была связана именно с этим уголком России. Но очень скоро понял, что здесь, в глухой деревне, заняться наукой невозможно. Это заставило Яблочковых в начале зимы (видимо, в ноябре 1893 года) переехать в Саратов. Поселились они в заурядных «Центральных номерах» Очкина[9], на втором этаже. Его номер быстро превратился в рабочий кабинет, где учёный, большей частью ночью, когда его никто не отвлекал, работал над чертежами электроосвещения Саратова. Сюда к Павлу Николаевичу «приходили старые знакомые, товарищи», и тогда они «вместе вспоминали что-нибудь из прошлого». Но среди посетителей Яблочкова не было влиятельных лиц, «отцов города». Изобретатель интересовал их, пока был богат, пока его имя гремело в Европе. Сейчас же он был беспомощным больным человеком, здоровье которого с каждым днем ухудшалось: слабело сердце, затруднялось дыхание. Болезнь сердца повлекла за собой водянку, ноги опухли и почти не двигались.

19 (31) марта 1894 года в 6 часов утра он скончался. Газета «Саратовский листок» от 22 марта 1894 г. писала:

 

«19-го марта утром скончался Павел Николаевич Яблочков на 47-м году жизни.

Имя П. Н. Яблочкова, благодаря изобретённой им электрической свече, получило не только всероссийскую, но и всемирную известность. Изобретение это, ценное и важное само по себе, послужило стимулом для электрофизиков всего мира продолжать исследование электричества и его приложения к обиходной жизни <…>.

Вообще движение, данное Яблочковым в 1875 г. электрофизике и электротехнике, было так сильно, так широко и своевременно, что оно безостановочно продолжается и до сих пор <…>.

Яблочкову всецело принадлежит разрешение задачи относительно разделения электротока. Задача эта казалась неразрешимой для всех учёных – электрофизиков. Яблочков разрешил эту задачу посредством придуманных им конденсаторов; после чего оказалось возможным в одну цепь ставить несколько светящихся источников света <…>.

Когда Эдисон ещё только обдумывал освещение посредством накаливания угля в вакууме, Яблочков изобрёл свою лампу, в которой освещение получалось посредством накаливания каолина.

До Яблочкова в физике все тела по отношению к электричеству разделялись на проводники и непроводники; Яблочков доказал, что непроводников электричества вовсе нет, а есть только различная степень проводимости электричества телами.

<…> Яблочков разработал свою систему передачи электрической силы посредством прерывного (переменного) тока; изобретение это было им привилегированно. Но его тогда и слушать не хотели, и таким образом, изобретение его оставалось без применения.

Яблочков изобрёл электрический двигатель, названный им по совету жены, эклиптикою – на том основании, что его вращение имело сходство с вращением земли по эклиптике <…>.

7.   Но особенное внимание Яблочкова было устремлено на усовершенствование изобретённого им же трёхполосного автоаккумулятора. Назначался этот снаряд для тракции (т.е. для электротяги) по железной дороге. Смысл снаряда в том, что пока два полюса электричества работают, на третьем полюсе оно собирается, Этому снаряду Яблочков посвящал почти всё своё время, на его усовершенствование он убил массу средств и посредством него надеялся произвести полный переворот в промышленности путём устранения существующих двигателей и ручного движущего труда.

По его мысли, этот автоаккумулятор, двигая вагоны по железной дороге, приводя в движение машины на фабриках и т.п., по своей дешевизне был бы доступен самой бедной мастерской и крестьянской избы, для движения швейных и других машин и механизмов. Над этой идеей Яблочков здесь, в Саратове, даже больной, постоянно работал, делал опыты, вычислял, соображал и только по совету врачей недели за три до смерти оставил это занятие, рассчитывая окончить работу по выздоровлении.

Как саратовский уроженец и землевладелец и бывший воспитанник Саратовской гимназии П. Н. Яблочков перед смертью выразил желание подарить свой портрет работы Жардона в Париже на память в Радищевский музей[10]».

21 марта 1894 года прах П. Н. Яблочкова перевезли для похорон в родные места. Выдающийся русский ученый  был погребён на окраине села Сапожок (ныне Ртищевского района), в ограде Михайло-Архангельской церкви в фамильном склепе. В метрической книге священник записал 23 марта 1894 г.: «Тело дворянина Павла Николаевича Яблочкова по открытому листу предано земле». Проводить в последний путь своего великого земляка пришли многие крестьяне окрестных сёл и деревень.

В послеоктябрьскую бурю Михайло-Архангельскую церковь разрушили, разграбили содержащиеся в ней ценности, уничтожили и ограду. При этом пострадал и фамильный склеп Яблочковых. Затерялась было и сама могила изобретателя свечи.

Накануне 100-летия учёного президент АН СССР С. И. Вавилов принял решение уточнить место захоронения великого сына России. По его инициативе была создана комиссия. Её члены объехали более 20 сёл Ртищевского и Сердобского районов, опрашивали старожилов, копались в архивных документах. В архивах Саратовского областного загса им удалось отыскать метрическую книгу приходской церкви с. Сапожок.

По решению АН СССР на могиле П. Н. Яблочкова был воздвигнут памятник. Его открытие состоялось 26 октября 1952 года. Автор монумента неизвестен.

Памятник представляет собой каменное изваяние. На лицевой стороне – барельеф с изображением изобретателя, а ниже установлена мемориальная доска, на которой выбиты слова: «Здесь покоится прах Павла Николаевича Яблочкова – выдающегося русского изобретателя в области электротехники (1847-1894 гг.)». По боковым сторонам скульптор изваял изображение свечи Яблочкова, электрической машины эклипс, гальванических элементов. На памятнике выбиты пророческие слова Павла Николаевича: «Электрический ток будет подаваться в дома как газ или вода».

 

Источники:

2. Куванов А. Он дал миру русский свет// ПЛ. – 27 сентября 1973;

3. Кузнецов И. Так где же родился Яблочков?// ПР. – 20 июня 2000;;

5. Малинин Г. А. Памятники и памятные места Саратовской области (издание 3-е, испр. и доп.). – Саратов: Приволжское книжное издательство, 1979. – С.215-217;

6. Павлова О. В. Изобретатель «русского света»// ПР. – 13 сентября 1997;;

7. Родина творца «русского солнца» погрузилась во тьму// Саратовские вести. – 27 ноября 2001. – С. 3;

8. elosar.narod.ru


 

[1] Место его рождения в разных источниках указывается по-разному. Дело в том, что, когда Павел Николаевич появился на свет, в Сердобском уезде и во всей Саратовской губернии свирепствовала эпидемия холеры, семьи помещиков на это время спешно уезжали из своих имений в безопасные места. В связи с этим имя Яблочкова в момент рождения не было занесено в церковную метрическую книгу. Яблочковым в Сердобском уезде принадлежало несколько имений в сёлах и деревнях – Петропавловке, Байке, Ивановке, Жадовке, входящих ныне в состав Ртищевского и Сердобского районов. В одном из этих сёл и родился Павел Николаевич.

[2] Указывается также дата конец 1859 г.

[3] Впоследствии известный композитор, один из членов знаменитой «Могучей кучки»

[4] В других источниках указываются также 1870 год, июль 1871

[5] По другим данным – помощника начальника телеграфной службы

[6] По другим данным – в июле 1883

[7] В других источниках – Андрей

[8] Ныне в здании контора агрофирмы

[9] Ныне жилой дом № 35 на углу ул. М. Горького и Яблочкова. На фасаде установлена мемориальная доска, говорящая: «В этом доме в 1893-1894 гг. жил выдающийся русский электротехник, изобретатель электрической свечи Павел Николаевич Яблочков»

[10] В настоящее время этот портрет находится в Саратовском областном музее краеведения




Copyright © Ртищевская Летопись, 2007
Все права защищены